[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » В работе » Сейчас пишу » Тени сердца не имеют (Драконий катарсис-2)
Тени сердца не имеют
Василий_ТарасенкоДата: Вторник, 13.09.2016, 21:00 | Сообщение # 1
Всё ещё гость
Группа: Администраторы
Сообщений: 15
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Начнём, пожалуй. Второй роман Драконьего катарсиса пишется уверенно.

ТЕНИ СЕРДЦА НЕ ИМЕЮТ
(ДРАКОНИЙ КАТАРСИС-2)


Роман

ПРОЛОГ. Ловушка для лунной тени.

Лёгкий хруст гравия под ногами одного из свиты заставил Виллею поморщиться. Не хватало только, чтобы тот, кого они тут ждут, услышал шум. Младшая конюшия королевского двора просто полыхала злобой. Её чёрные глаза то и дело прятались за веками, а желваки на вытянутом благородном лице шевелились под тёмной, цвета почти ночного неба, кожей. Белые волосы молодой аристократки, подрезанные «под каре», сейчас не шевелились даже на сильных порывах ветерка, гулявшего по центральной площади Иллифакара, столицы Локендана, людского королевства, десяток лет назад захваченного народом даррау, подземных альвов. Виллея вообще очень трепетно относилась к своей внешности. Представительница Владетельного Дома Ро-Ирданн не имела права, с её точки зрения, порочить светлое имя рода малейшей небрежностью, как в облике, так и в поступках. И оттого требовалось строжайше наказать мальчишку-человека, посмевшего не просто отвергнуть предложение служить Дому, но и напакостить, убегая из «золотой клетки» поместья Виллеи.

В чистом ночном небе над городом парила огромная белая Луна, слегка затемнённая местами серыми шрамами, оставшимися на ней после битвы магов несколько веков назад. Тогда люди победили, но даррау не простили поражения. И взяли своё. Аристократка, облачённая в тёмные дорогие одежды, отточенным движением поправила перевязь на боку. В чёрных ножнах как влитой покоился родовой клинок, один из Семи Палачей, с виду обычный меч. Младшая конюшия окинула взглядом площадь. Дома вокруг не светились ни одним окном – за малейшую искру в ночи стража карала сурово и на месте. Эти людишки быстро усвоили урок – хватило трёх бесследно испарившихся семей.

Площадь была шириной почти в двести метров, а вдоль осадного канала тянулась на все пятьсот, изгибаясь вместе с крепостной стеной королевского дворца. Виллея знала, что сейчас где-то там, наверху, по стене ходит дозор, но это её волновало меньше всего. Старший брат поймёт и поможет, случись старейшинам даррау выставить претензии за нарушение покоя столицы. Виллея Ро-Ирданн не имела права спускать какому-то бродячему актёру неповиновение. Взгляд молодой воительницы остановился на человеческой девушке, наряженной в потрёпанное платье и старую накидку. Губы Виллеи скривились в презрительной гримасе. Людишки... Презренные твари они, а не разумные создания. Чтобы какая-нибудь даррау сдала в руки палачей соплеменника только потому, что ей отказали в постельных утехах? Конюшия покачала головой и вздохнула. А вообще эта дамочка не проста. Навесила же на бродягу булавку-маячок. Магии почти ноль, а пользы выше головы.

Когда она притащилась под стены поместья, Виллея сначала хотела приказать гнать её в три шеи, но затем передумала. И вот теперь они стоят тут, точно зная, что искомый объект приближается, зная все его планы на ночь. И Виллея обязательно отблагодарит девку, со всем старанием и прилежанием. Стражи с собой она взяла немного, всего-то три воина, да ещё мага прихватила средней силы, как раз, чтобы смог поставить негаторное поле на всю площадь. Зелёные сполохи в небе, улавливаемые
краем взгляда, говорили даррау, что сейчас и здесь силами волшебства не сможет воспользоваться не только недоучка Храма теней, но и нормальный магистр магии.

Где-то не очень далеко на ночных улицах Иллифакара на мгновение стало шумно. Виллем вопросительно посмотрела на мага. Тот пожал плечами и негромко сказал:

- Не страшно. Объект пересёкся с тем безумцем.

- Хвост конячий, - чуть слышно прошептала девушка. Виллея понимающе прикрыла глаза. Ещё бы ей не нервничать. Каких-то несколько часов назад хозяин богами проклятого театра попытался надавить на Виллею Ро-Ирданн, надеясь поиметь побольше денег за наводку на искомого парня. Даже посмел что-то провякать про донос в королевскую канцелярию. Вот и бродит теперь по улицам столицы, пуская слюни и лопоча нечто бессвязное. Всё-таки ментальный удар их мага-слуги, сейчас стоящего рядом, перенести очень непросто. Вот и тронулся умишком человечек. Все они такие: наглые, грязные, трусливые и жадные. Эта девица такая же. Ладно, отомстить захотела. Это Виллея могла понять. Но ведь и денег подзаработать не постеснялась, аж на сотню золотых талеров размахнулась за наводку. Будет ей золото, на всю грудь будет... От этой мысли настроение Виллеи слегка приподнялось.

Почему-то вспомнился день, когда она впервые увидела юного бродягу-человека. Стройный атлетически сложенный парнишка лет семнадцати-восемнадцати играл очень неплохо. Не каждый бродячий театр мог похвастать таким мастером. Чувствовалась страсть, умение жить ролью. Всем даррау, попавшим на представление, понравилось то, что они увидели. Но только она, Виллея, увидела ещё кое-что. Приметный шрам на тыльной стороне левой ладони парня. В виде клина, смотрящего остриём в косточку указательного пальца. Шрам, когда-то тёмный и налитый кровью, сейчас почти исчез. А ведь когда-то, когда три или четыре назад, Виллея сама оставила этот след на его коже. В том рейде к руинам на границе Локендана с королевством Ортанна, когда она со своими подчинёнными зачистили одно из последних гнезд «белых рыцарей», бывшей гвардии свергнутого короля Фанторна, сумевшей когда-то унести ноги из дворца, во время кровавого захвата столицы Локендана. При воспоминании тех мерзких дней Виллея едва не скривилась. Гнусно всё это было, гнусно и мерзко. Ворвавшиеся во дворец даррау без жалости вырезали всех, от мало до велика, не пощадив ни женщин, ни стариков, ни детвору. Недостойно так поступать для Высоких Домов. Но сделанного не воротишь.

Эти слухи о выживших наследниках Фанторна... Виллея напряглась, заслышав лёгкие шаги, приближающиеся к площади. Слух, усиленный волей мага, донёс до воительницы размеренное невесомое дыхание. Бродяга замер на границе тьмы и лунного света, впитывая обстановку. Ро-Ирданн не беспокоилась, маг поставил отличный полог на засаду. И недоучившийся лицедей лунной тени, несмотря на всю свою хвалёную особенность, не должен их учуять. Да, это было что-то! Юный актёр жалкого бродячего театра оказался ещё и выкормышем таинственного Храма, найти который даррау пытаются вот уже десяток лет. А тут один из храмовников сам пришёл в сердце врага. Кто знает, может, он знает что-то и о наследниках, чем боги не шутят.

Из черноты, царящей в глубине одной из ночных улиц, на мелкий гравий, которым была засыпана когда-то площадь, шагнул явно молодой человек. На вид лет восемнадцати или чуть меньше. Одежда таящегося затейливостью не отличалась: серые штаны, лёгкие мягкие ботинки из тех, в которых по лесах ходят охотники, серая же рубаха, забранная невзрачным кожаным пояском. Чёрные волосы парня топорщились нечесаными вихрами. Загорелое кругловатое лицо с широкими скулами, задорным носом и тонкими губами украшали мазки чёрной краски или сажи – явно для маскировки, чтобы взмокшая кожа не бликовала в свете уличных фонарей. Взгляд тёмно-серых глаз внимательно пробежался по площади и остановился на том месте, где стояли Виллея и её сопровождение. Сердце даррау застыло в напряжении. Если бродяга учует засаду, никакие усилия не помогут поймать обученного скрываться в лунных тенях. И тут свой ход сделал маг.

Жгуты насыщенного лунным светом воздуха оплели руки и ноги человека, вздёрнув его тело над землёй. Виллея ожидала, что актёришка станет биться, вырываться, смешно и напугано ругаясь. Но бродяга замерцал, растворяясь в ночной прохладе. Маг тут же запалил вокруг пленника несколько светящихся шаров, ликвидируя все тени. И пойманный застыл. Его губы расползлись в улыбке, а затем он засмеялся. Сильнейшее раздражение заставило даррау шагнуть вперёд, разрушая полог невидимости. Юный человек уставился на неё взглядом, полным интереса и наглой насмешки, и сказал:

- А, это снова ты.

- Разумеется, жалкий ты бродяга, - холодно ответила аристократка. – Ты всерьёз думал, что от меня так просто можно убежать?

- И кто же тебе помог? – юноша словно не слышал надменных слов воительницы. – Не хозяин ли театра? То-то он сейчас ходит тупой скотиной по улицам. Это ты его так отблагодарила за помощь?

- Молчи, - сказала Виллея, и маг воспринял его слова к действию. Помотав головой пару секунд, человек понял, что на его гортань наложена печать немоты, усмехнулся и покивал. В его глазах ясно читалось презрение: «Чего ещё ждать от таких, как вы?» Это заставило даррау помрачнеть. Она и сама не была рада, что использует подлые приёмы. Но честь Великого Дома превыше всего. Пройдя ещё несколько шагов, Ро-Ирданн остановилась прямо перед пленником и принялась его рассматривать, словно видела в первый раз. Это была уже третья их встреча. Правда, парень не помнил того дня, иначе ещё в прошлый раз отреагировал более яростно. Да, тогда человеку было лет тринадцать-четырнадцать. И он попал в середину схватки случайно. Не убили его тогда только потому, что кто-то мальчишке помог. На память парню остался только шрам... Взгляд Виллеи упёрся в левую руку человека. Даррау усмехнулась и сказала:

- Это наша третья встреча, человек. Ты помнишь развалины и белых рыцарей?

Взгляд парня стал ледяным и настолько плотным, что аристократка даже вскинула белые брови:

- Вижу, помнишь. Этот шрам на кисти твоей левой руки оставила я.

Человек вновь усмехнулся. Виллея же продолжила:

- И каково же было моё удивление, когда я поняла, что ты храмовник. Ну да об этом мы говорили с тобой ещё тогда, пару месяцев назад, уж ту нашу встречу ты должен помнить хорошо. Искать тебя оказалось накладно, но интересно. Ты очень своеобразный человеческий юноша, непредсказуемый, наглый и опасный. Но охота стала намного интереснее после того, как мне стало известно, с кем ты свёл знакомство не так давно. Рад видеть перед собой особу, приближённую к наследникам человеческого престола Локендана.

Виллея с удовольствием отметила некоторую растерянность, сменившуюся на злость, на лице пленника. Значит, всё верно. Всё-таки короткоживущие так просты – всё по мимике прочитать можно. Она убрала пальцы с рукояти меча, вздохнула и сказала:

- Нам предстоит долгий и очень серьёзный разговор, знаешь ли.

Их взгляды встретились снова. И теперь Виллее стало не до веселья. Сила, клубящаяся в глубине этих тёмно-серых колодцев, словно прошептала: «Попробуй... Давай... Поиграем». На сердце стало неприятно. Как будто посмотрел в собственное нутро. Ро-Ирданн покачала головой, признаваясь самой себе, что договориться с парнем будет очень непросто, если вообще возможно. Информацию же из него вытащить надо обязательно. Король Дичард отметит особым расположением тот Дом, который преподнесёт ему сведения о наследниках свергнутого короля людского королевства. Чтобы укрепить свои позиции здесь, в людских землях на поверхности, даррау надо искоренить угрозу под корень... Или взять её под контроль, женив наследника убитого короля Фанторна на одной из принцесс Великого Дома Ру-Арад, правящего народом даррау в этом столетии. Пока принц людей на свободе, опасность проигрыша остаётся, даже если она призрачная, неуловимая, она всё-таки есть.

Маг решил, что пора убрать полог. И пленник увидел остальных, кто был на площади в этот час. Его глаза расширились. Даррау проследила взгляд человека и насмешливо подтвердила:

- Да, ты прав. Вероломство женщин не знает границ. Она нам тебя и сдала. Точнее, она следила за тобой с помощью некой штучки, вшитой тебе в одежду. Знаешь, парень, иногда очень полезно менять наряды.

Девушка скинула с головы капюшон старой накидки и уставилась на пленника, гордо вскинув светловолосую голову. Её серые глаза блеснули в свете Луны. Девушка подошла к парящему в воздухе парню и сказала:

- А я ведь предлагала тебе дело, нужное и правильное. Сейчас горя бы не знал. А теперь мне придётся искать кого другого, чтобы прибил умалишённого. Дурак ты, Кистель, как есть дурак.

Пленник скривился, а затем неожиданно для всех спокойно ответил:

- Я дурак по жизни, это всем известно. А вот ты, Лифея, конченная идиотка. Это не лечится. Хотя нет, вру. Одно лекарство есть... Вон оно, на поясе у Виллеи. Идиотизм лечит на раз. Раз, два, и нет головы на плечах.

- Ублюдок, - прошипела Лифея, развернулась к темнокожей аристократке: - Где мои деньги?

- Держи, любезная, - с откровенной усмешкой ответила Ро-Ирданн и протянула ей кожаный кошель, в котором явно пребывало немало монет. Пленник ехидно прокомментировал:

- Чего-то тощий кошель, Лифея! Продешевила!

Девушка демонстративно отвернулась от юноши и начала старательно считать монеты в кожаном мешочке. Виллея раздражённо выдохнула, бесшумно вытащила из ножен клинок, лёгким движением левой руки развернула девушку и галантно прижала к себе, когда та пошатнулась от её рывка. Большие серо-синие глаза моргнули и закатились. Даррау спокойно шагнула прочь, вынимая окровавленный клинок из падающего на гравий тела. А тот, кого убитая недавно назвала Кистелем, задумчиво проговорил:

- Говорю же, идиотка. Красивая, но безголовая.

Аристократка же поманила к себе мага и спросила, глядя под тяжёлый капюшон:

- Почему пленный разговаривает?

Маг лишь развёл руками, на что Виллея с досадой обронил:

- Не люблю сюрпризы. Заткни его.

Волшебник звонко хлопнул в ладоши, и над площадью повисла тишина. Далеко наверху Луна продолжала спокойно светить на землю. Вот уж кому не было дела ни до чего. Ро-Ирданн резко выдохнула и сказала, обернувшись к пленнику:

- Однако, всё это так утомительно, не находишь? Впрочем, дело есть дело. Думаю, ты меня понимаешь. Сейчас отведём тебя во дворец, в котором есть старая тюрьма. Там найдётся замечательная сырая холодная камера, специально для такого отличного парня, как ты, человечек. Мы позовём в нашу компанию палача и его подручных, потом будет костёр, жареное мясо и песни... Да, именно так. Надеюсь, тебе тоже будет интересно узнать, как пахнет твоя плоть, проткнутая раскалённым прутом. Или искусно прижаренная красной от жара лопаткой для снятия горелой корочки с кабаньей туши. А потом ты будешь петь. О наследниках, о Храме, о себе, о лунных тенях... Обо всём, что мне интересно. Будешь петь громко, много, с радостью. Лишь бы не почувствовать снова дразнящий аромат жареного мяса... Твоего, кстати, мяса.

Даррау снова вздохнула и подозвала к себе стражников. Пошептавшись с ними, она отправила одного к разводному мосту, ведущему к воротам королевской крепости. Тем временем к пленнику подошёл маг. Юноша-человек пристально всмотрелся под капюшон, но тьма, царящая под тканью, осталась непроницаемой для его взора. Даррау стала наблюдать за происходящим. Явно что-то любопытное. А маг спокойно откинул с головы тяжёлую ткань. Глаза юноши расширились так, словно он увидел вдруг живым и здоровым собственноручно убитого папашу. Виллея уже с пристальным интересом уставилась на мага. А тот невозмутимо сказал, глядя на пленника:

- Ещё раз приветствую, Марат. Да, вот так вот.

Парень задёргался, явно шокированный чем-то, а лысый маг махнул рукой, подзывая стражника, после чего добавил, глядя на парящего перед ним юношу:

- Знаешь, парень... Как ты сам однажды выразился... Дерьмо случается.

Закованный в латную рукавицу кулак стражника с умеренной силой врезался в затылок пленника. Юноша обмяк, а жгуты воздуха бережно опустили его на гравий. Два солдата подхватили обмякшее тело и понесли к мосту. Маг неспешно последовал за ними, а младшая конюшия Его Королевского Величества Дичарда Второго Ру-Арада, одна из наследниц Великого Дома Ро-Ирданн, Виллея Неурингия Талид, второй меч королевства даррау и прочая-прочая-прочая, двинулась неспешно следом, поглядывая то на гравий под ногами, то на спину волшебника, то на стражу, несущую отключенного пленника. Интересно. С каждой минутой пресыщенной даррау, чей возраст не так давно перевалил за пять с лишним сотен лет, становилось всё интереснее и интереснее. Её охватило радостное осознание, что мир ещё способен преподносить сюрпризы.
___________________
Продолжение следует.
 
Форум » В работе » Сейчас пишу » Тени сердца не имеют (Драконий катарсис-2)
Страница 1 из 11
Поиск: